messala (messala) wrote,
messala
messala

Category:

Левая статистика

Не уверен, что все прочли статью из предыдущего поста внимательно и до конца (некоторые альтернативно одаренные читатели Шекспира так и вовсе заявили, что поскольку написанного в статье не может быть никогда, то читать они ее не будут), а там содержатся вещи, лишь косвенно относящиеся к "эпидемии изнасилований", а весьма интересные в методологическом смысле.

Вы, наверное, слышали от феминисток и прочих SJWs о том, что количество ложных обвинений в делах об изнасилованиях составляет ... (далее следует настолько мизерный процент, насколько позволяет фантазия автора), а значит ... (далее следуют самые разные предложения, вплоть до вввдения презумпции виновности по этим делам). На вопросы, откуда берутся цифры, ответа обычно нет.

В отчете Белого Дома от 2014 г. делается вывод: "Only 2–10 percent of reported rapes are false". Как считали, не очень понятно. Вообще трудно себе представить методологию таких оценок.

Ну вот в статье приводится исследование некоей группы под руководством David Lisak, a former associate professor of psychology at UMass Boston and a prominent consultant on campus sexual assault. В 2010 г. эта группа рассмотрела отчеты одного из университетов Северо-Запада США по делам о sexual assaults и пришла к заключению, что "Over 90 percent of reports of rape are not fabrications. They’re not false allegations", а ложных обвинений было что-то около 6%.

Некий американский военный адвокат, когда защищал обвиняемых в изнасиловании, решил посмотреть, что там вообще происходит с количеством ложных обвинений и внимательно рассмотрел этот отчет. Оказалось, методология там замечательная.

Все дела, закончившиеся обвинением подозреваемого (уголовным ли или "административным", в случае университетской комиссии) автоматически записываются в true allegations (то есть ложных осуждений вообще не бывает, по мысли "исследователей"). Но и все дела, в которых до осуждения дело не дошло из-за недостатка улик или из-за того, что обвинение было переквалифицировано с sexual assault на какое-нибудь другое misconduct тоже не подпадают под графу false allegations. А таковых около 45%!

Вот так и делается политическая статистика. Причем надо учитывать, что дела об изнасиловании более, чем прочие, проходят в формате "слово против слова". Презумпция виновности там хотя и не декларируется, но фактически проводится в жизнь. Оправдаться обвиняемому можно только при железном алиби, или если обвинительница явно путается в показаниях, или если удается доказать, что она после предполагаемого изнасилования вела себя с "насильником" не как с насильником - да и то это далеко не всегда принимается во внимание даже в нормальном суде, а в университетских инквизициях-то и подавно.

Вообще, не знаю, что полагается за заведомо ложное обвинение в уголовном преступлении (а в случае с изнасилованием трудно себе представить, как оно может быть ложным не заведомо), но лично я бы назначил уголовное же наказание - скажем, половину минимального срока, грозящего обвиняемому. Посадить человека на полжизни в тюрьму - это недалеко ушло от убийства, а в некоторых случаях это и есть убийство, только медленное и мучительное.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →